Снежная Королева

Ее звали…, а впрочем, это не важно, важно то, как ее называли и именно это имеет значение.
Она была стройной, с чересчур прямой спиной (держи спину прямо!), с темно-каштановыми длинными волосами, которые были всегда безупречно уложены. Ее карие глаза, казалось при разговоре, смотрели не на тебя, а куда-то вбок или поверх тебя и это придавало ей вначале какой-то романтический образ, пока глаза не останавливались уже на твоих глазах и тогда каким-то холодком веял от них.
Люди ее сторонились, на работе обращались только по рабочим вопросам, на которые она четко и аргументировано отвечала. И, да, конечно, она была боссом, железной бизнес-леди. Хотя называли ее по-другому, иногда с усмешкой, иногда сквозь зубы, с ненавистью и бессилием – Снежная королева!
Это прозвище было с ней всегда. Еще в школе она слышала это себе в спину от девочек, с которыми она не дружила и только улыбалась в ответ на это.
Хотя она и так ни с кем не дружила. У нее не было близких подруг, друзей, она не водила никого домой, не рассказывала о том, что думает, чем занимается, что чувствует.
Чувствует? Этого слова она не знала, не употребляла и всегда считала, что оно не про нее. Ведь что это за Снежная королева, если она чувствует?
Она гордилась своим прозвищем, всегда считала, что это так красиво – Снежная королева! Королева – значит она выше, красивее, умнее, элегантнее, круче всех! А слово «Снежная» подчеркивает ее ослепительную красоту и величие.
Она жила, гордо неся свое прозвище, свое знание о своей исключительности, о своей красоте, величии и считала, что именно это и есть жизнь.
У нее был муж.
Муж? Спросите вы.
Да, муж. Обычный парень, довольно привлекательный, не очень состоятельный, но очень ее любивший.
Они поженились, когда ей было за тридцать и уже начало появляться беспокойство, что что-то с ней не так, раз нет рядом мужчины, который вроде бы должен быть рядом с женщиной, тем более Королевой.
Появление мужа будто бы добавила статусности и уняло что-то внутри. Но ходить с ним куда-то она не любила и всячески избегала, так как считала, что самого названия «замужем» уже достаточно, да и ее появление с обычным парнем вызвало бы удивление и не очень соответствовало бы ее образу.
Обычный парень, то есть муж, сначала удивлялся, негодовал, затем смирился, как и смирился с ее словами о том, что «ни каких детей! Они испортят мою фигуру и мою жизнь».
Но однажды что-то произошло и обычный парень, которому было все больнее и невыносимее от ее холодности и безразличия, выкрикнул, собирая вещи:
— Да, никакая ты не Снежная королева! Ты каменная! Всего навсего каменная баба, которая не умеет чувствовать, боится жить и только делает вид, что живая. Оглянись вокруг себя. Кто с тобой рядом? Ты только притворяешься, что все хорошо, что ты живешь, что ты счастлива, а внутри тебя пустота, холод и боль, которую ты этим холодом замораживаешь, чтобы ее не чувствовать!
От этих слов она вздрогнула. Было ощущение, что она услышала что-то, что как будто бы знала, но не могла понять, увидеть, услышать и, да-да, почувствовать. На нее дыхнуло этим холодом, этим мертвым холодом и навалилась боль, от которой перехватило дыхание. Но она справилась, повернулась к нему, взглянула в его глаза со своей обычной ледяной усмешкой и ничего не сказала.
Он ушел, а она продолжала жить как и прежде, ведь ничего не изменилось по сути. Но по ночам стала приходить боль, которую назвал муж. Она приходила через сны, в которых Снежная королева разбивалась на много звенящих осколков или что-то происходило, после чего она таяла. Эти сны были похоже на сказку про Снежную королеву, где Герда своими слезами растапливала кусочки злого зеркала, которые попали Каю в глаза и в сердце.
Она видела эти осколки у себя в глазах, в сердце, в душе, но ничего не могла поделать с ними, они кололи, мешали, показывали мир не таким, как она его видела до сих пор.
Можно было закончить эту историю тем, что например, Снежная королева все поняла, вернула мужа и они жили еще долго вместе, а она стала живой и любящей.
Можно рассказать, что она пошла на психотерапию и после долгих лет работы по обнаружению и вытаскиванию осколков зеркала, стала живой и настоящей.
Можно еще придумать, что она оставила все как есть, продолжила совершенствовать свою снежную красоту и величие.
Можно много всего написать. Только нужно ли?
Может стоит дать людям – Снежным королевам и королям сами решить, хотят они быть живыми или нет?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *